Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

цветная

Голлум из СССР: как создавалась советская версия «Хоббита», ставшая сегодня интернет-хитом в США

Голлум из СССР: как создавалась советская версия «Хоббита», ставшая сегодня интернет-хитом в США

Советскую экранизацию «Хоббита» собирали из папье-маше, рыболовных сетей и зелёнки. Спустя почти тридцать лет картина неожиданно стала интернет-хитом

Posted by Илья Ненашев on 19 июл 2018, 06:54

from Facebook
цветная

Памятник Петру I раскрашен художниками-альпинистами! WWW.1MORE.TV

Памятник Петру I раскрашен художниками-альпинистами! WWW.1MORE.TV

Репортаж новостей. Ночное происшествие в центре Москвы. Художники использовали несмываемые краски. www.1more.tv Режиссер, продюсер - Михаил Перельман Телевед...

Posted by Илья Ненашев on 3 июн 2015, 20:07

from Facebook
цветная

Интеграция образов

Если про что-то знать кучу фактов, и еще про что-то другое знать еще кучу фактов, а потом узнать вдруг, что эти что-то на самом деле одно и то же, в голове происходит сначала удивление, затем начинают приходить мысли-открытия типа "так вот почему", "я так и знал", "это многое объясняет", "значит, все было вот как" и мысли-сомнения типа "не, не может быть одновременно и то и это", "как же это совмещается" и т.д.

Игра на этом бывает в детективах, в науке, да и в жизни встречается.

Это так проявляется процесс интеграции двух ранее не связанных графов сведений об объектах (см. RDF) в один большой, с объединением подобных фактов воедино, с контролем совместимости, а главное - с поиском следствий и противоречий во вновь образованной картине мира.

Этот процесс хорошо заметен, так как тут сразу много фактов, контроля, выводов, изменений. Очень наглядно.

Но тот же самый процесс происходит и постоянно по жизни, каждый мельчайший новый факт, приходящий отдельно, точно также интегрируется в общую картину мира, проверяясь и провоцируя новые выводы.
цветная

Право на нахуй. Нецензурный пост.

Оригинал взят у indiansummer1 в Право на нахуй. Нецензурный пост.
Оригинал взят у spontannost в Право на нахуй. Нецензурный пост.
Оригинал взят у semiurg в Право на нахуй. Нецензурный пост.
Одно из главных прав человеческих – право на нахуй. Возможность сказать с чувством, от души: «Да пааашол ты НАХУЙ!!!!» собственно и делает нас людьми, то есть автономными субъектами бытия. Реализуя право на нахуй, мы отделяем себя от Вселенной, объективируем собственный микрокосм, и проводим демаркационную линию: вот мы - стоим. Вот они - идут. Нахуй.

Право на нахуй – это гарант внутренней свободы и мерило самоценности. Первое, что отбирает у человека тоталитаризм любого рода – это право на нахуй, остальные права после этого засыхают и сами отваливаются. Нет большего унижения, чем не иметь возможности послать кого-то нахуй, когда очень хочется. Если стоит перед тобой некое воплощенное мудило, городит всякую обидную хуйню, а ты его даже нахуй послать не можешь – из политкорректности ли, из субординации или из банального страха, - это хуже, чем сапогом по яйцам. Всякие стрессы, расстройства психики и желудка, гастриты с язвами и бытовое пьянство, присущие нашему времени, происходят именно от того, что мы право свое коренное - право на нахуй, - часто реализовать не можем. От этого организм расстраивается и физиология нарушается.

Вся история человечества – это борьба за право на нахуй. Территории, ресурсы, деньги и прочая странная хуйня – вторичны. Издревле, вольные славянские народы славились своим непоколебимым нахуем, и за то пользовались большим уважением. Приходили к ним, скажем, какие-нибудь хазары и начинали дань требовать, а навстречу князь выходит с дружиною, и говорит этак уверенно и протяжно: «Да пошли вы нахуй, хазары!» - и те шли, осознавая по пути, что были неправы. Даже гордый Царьград и тот опасался русского нахуя: хошь, злата-серебра давали, хошь принцессу замуж – только нахуй на посылайте! Как вы думаете, что было написано на щите Вещего Олега, который он им к воротам прихуячил? От так-то…
Конечно, получалось не всегда. Когда вместо хазар пришли монголы, и сказали: «Выдайте нам половцев, конюхов наших», князья, по древней русской традиции весело ответили: «Да пошли вы нахуй, монголы!» Но монголы, нимало не смутившись, ответили: «А пошли вы сами нахуй, князья!» Не ожидавшие такого ответа князья растерялись, и тут-то монгольский степной нахуй оказался покрепче славянского. Вот так Русь впервые лишилась своего волшебного нахуя, от чего и произошли все дальнейшие беды нашей многострадальной Родины.

Если исключить из общества право на нахуй, то и критерии правильности исчезают. Посылая человека нахуй, вы совершаете благое дело – даете ему понять, что он неправ и поступает как мудак. Ведь ежели мудака не посылать периодически нахуй, он может и всю жизнь прожить в уверенности, что он не мудак, а напротив – вполне приличный человек. Тем самым вы лишаете его возможности самосовершенствования и препятствуете духовному росту личности. И чем меньше в обществе возможности посылать мудаков нахуй, тем больше мудаков в нем становится – таковы непреложные законы человеческого бытия. Поэтому смело и решительно посылайте нахуй – и будьте готовы сами сходить туда, если нужно.

Путь нахуй – это путь совершенномудрого. Будучи посланным в пешее эротическое путешествие не расстраивайтесь, но задумайтесь, не будет ли указанное направление более верным, чем то, которым вы следовали? Проще говоря, задумайтесь: «А не мудак ли я?» И если ответом на этот вопрос будет: «Да, кажись хуйню спорол…» - преисполнитесь благодарностью к пославшему, и окажите ему ответную любезность. Так и проистечет в вашу жизнь гармония и внутренняя свобода. Тогда, на закате ваших дней, вы сможете окинуть гаснущим взглядом обозримую Вселенную, сказать спокойно и радостно: «Да пошло оно все нахуй!» - и откинуть копыта с глубоким чувством внутреннего удовлетворения.
Жизнь ваша будет прожита не зря.


цветная

Болезненность перелома парадигмы и депрессии прозревшего в одиночестве

|Оливер Сакс
|Пробуждения
|Вступление к изданию 1990 года

С большим трудом (это было все равно что гладить себя против шерсти) я изложил все, что мог, в ортодоксальном, или конвенциональном, формате — листы бумаги были покрыты статистическими выкладками, цифрами, таблицами и графиками — и разослал статью в различные общемедицинские и неврологические журналы. К моему огорчению и разочарованию, ни одна из этих статей не была принята редакциями — некоторые вызвали строгое, даже, пожалуй, яростное, отторжение, словно я написал что-то невыносимое. Это подтвердило ощущение, что я задел в людях самые сокровенные чувства, каким-то образом вызвал и обрушил на свою голову даже не профессиональную, а эпистемологическую тревожность и ярость [Пять лет спустя случилось так, что один из неврологов, не пропустивших мое письмо в «ЖАМА» (он заявил, что мои наблюдения находятся за гранью вероятного), председательствовал на собрании, где был показан документальный фильм «Пробуждения». В фильме есть примечательное место, в котором представлен весь головокружительный набор разнообразных ненормальных «побочных эффектов» и нестабильных состояний на лекарство. Я был просто зачарован реакцией моего коллеги на это зрелище. Сначала он с полуоткрытым ртом удивленно взирал на экран — было такое впечатление, что он впервые видит такие ответы на леводопу, и его реакция была реакцией наивного, почти детского изумления. Потом он вспыхнул, лицо его залила краска гнева (либо от стыда, либо от подавленности, не могу точно сказать). Ситуацию, которую он считал выходящей за рамки вероятного, он теперь был вынужден наблюдать собственными глазами. Потом у него появился очень любопытныйтик, конвульсивное движение головой — он попытался не смотреть на экран. Наконец, что-то бормоча себе под нос, он порывисто вскочил со стула в самой середине демонстрации фильма и выбежал из зала. Я нашел его поведение весьма необычным и поучительным, так как оно показало, какими глубинными и всепоглощающими могут быть реакции на «невероятное» и «невыносимое».].
Я не только бросил тень сомнения на то, что поначалу представлялось просто назначением обычного лекарства и регуляцией его эффектов. Я бросил тень сомнения на предсказуемость действия лекарств как таковую. Я (возможно, и сам полностью этого не понимая) намекнул на что-то странное, на противоречивость рутинного способа мышления и обычной, общепринятой картины мира. Всплыл спектр невиданных странностей, радикальных случайностей, и все это представилось беспокоящим и путающим карты («Эти вещи настолько странны, что для меня невыносимо их видеть». — Пуанкаре).
Итак, к середине 1970 года я был вынужден остановиться, во всяком случае, в том, что касалось публикаций. Работа продолжалась, она была неизбежной и волнующей, и я накопил (смею надеяться) целую сокровищницу наблюдений, гипотез и размышлений, связанных с добытыми мной фактами. Но у меня не было ни малейшего представления о том, что с ними делать. Я знал, что мне представилась редчайшая возможность. Я сознавал, что мне есть что сказать, но не видел возможности заговорить. Я верил своему опыту, но лишился медицинской «публикабельности» и доверия моих коллег. Это было время растерянности и подавленности, гнева, а порой и отчаяния.
Тупик открылся, и лед был сломан в сентябре 1972 года, когда редактор «Лиснера» предложил мне написать статью по моим наблюдениям. Это был шанс, который не следовало упускать. Вместо того чтобы получить привычную резкую отповедь, я получил великолепное предложение, мне дали шанс написать и опубликовать все, что накопилось за столь долгое время в моих архивах. Я написал «Великое пробуждение» в один присест, единым духом, не вставая из-за стола. После этого ни я, ни редактор не изменили там ни единого слова, и на следующий месяц эссе было напечатано. Здесь, с чувством непередаваемого облегчения и освобождения от тисков «медициноподобного» и медицинского жаргона, я описал чудесную панораму феноменов, какие наблюдал у моих пациентов. Я описал восторг их «пробуждений», я описал муки, которые за этим последовали, но прежде всего я стремился описатьфеноменыс точки зрения нейтрального и феноменологического (более, нежели терапевтического или «медицинского») взгляда.
Но целостная картина, теория была обусловлена феноменами. Это показалось мне революционной мыслью. «Новая нейрофизиология, — писал я тогда, — имеет квантово-релятивистский характер». Это было и в самом деле дерзостью. Она возбудила меня и других, хотя вскоре я начал думать, что сказал слишком много и одновременно слишком мало. Происходило нечто, конечно, весьма странное, но не квантовое, не релятивистское, нет, что-то более рутинное и обычное, но еще более странное. Я не мог представить, что это такое, тогда, в 1972 году, хотя оно преследовало меня, когда я приступил к завершению «Пробуждений» и постоянно прикасался к этой странности, уклончиво, прибегая к мучительным метафорам.
За статьей в «Лиснере» (в отличие от статьи в «ЖАМА» на два года ранее) последовал всплеск интереса и поток взволнованных писем, продолжавшийся несколько недель. Эти ответы на публикацию положили конец долгим годам подавленности и замалчивания, ободрили меня и придали сил и мужества. Я собрал отложенные в долгий ящик истории болезни, составленные в 1969 году, добавил к ним одиннадцать новых и через две недели закончил «Пробуждения». Легче всего было с историями болезни, они писались, можно сказать, сами, буквально вырастали из опыта. Я всегда очень трепетно относился именно к ним как к истинному и неоспоримому ядру «Пробуждений». Все остальное спорно, как и все спекулятивные добавления.
Но публикация в 1973 году «Пробуждений», хотя и привлекла большое внимание общественности, встретила такой же холодный прием у представителей моей профессии, какой встретили мои первые статьи на эту тему. В медицинской прессе не появилось ни одного отклика, царило неодобрительное или непонимающее молчание. Только один храбрый редактор (из «Британского медицинского журнала») выступил по этому поводу, сказав, что «Пробуждения» стали его издательским выбором на 1973 год, однако и он не удержался от комментария по поводу странного молчания врачебного сообщества.
Я был совершенно расстроен, подавлен и опустошен этим врачебным «мутизмом», но неожиданно пришла помощь. Я был очень обрадован и ободрен реакцией А.Р. Лурии. Лурия, сам посвятивший всю свою жизнь детальному изучению нейрофизиологических феноменов, опубликовал две необычные, почти художественные истории болезни — «Ум мнемониста» (1968) и «Человек с расщепленным миром» (1972). К моей неописуемой радости, среди странного и полного медицинского молчания, которое последовало за публикацией «Пробуждений», я получил письмо, точнее, два письма, от него.
цветная

Метод многомерного шкалирования - интересный способ поиска осей в пространстве вариантов

Попалась статейка тридцатилетней давности http://library.sociology.kharkov.ua/books/Kiev/PSY/ARHIPKINA/index.htm, в которой путём опроса узнают оценки расстояния между абстрактными точками абстрактного пространства, расстояние между которыми люди могут оценить, затем по этим расстояниям реконструируют многомерное облако точек, позволяющее иметь им такие вот расстояния между собой, затем (или одновременно с этим) минимизируют количество измерений, необходимое для существования точек с такими расстояниями, и подбирают оси для этих измерений, дающие наиболее простую картину распределения точек в пространстве координат. Получается минимальное количество очень значащих шкал для оценки и классификации исходного множества точек! Потрясающе оригинальный подход!


О. С. Архипкина: "Реконструкция субъективного семантического пространства, означивающего эмоциональные состояния"

ВЕСТНИК МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА.
СЕРИЯ 14. ПСИХОЛОГИЯ.
1981, № 2
Collapse )
цветная

Следы инопланетной цивилизации - морские форты Манселла (Maunsell Sea Forts)

Оригинал взят у harimau_pemula в Следы инопланетной цивилизации - морские форты Манселла (Maunsell Sea Forts)
На самом деле это заброшенные зенитные сооружения времен второй мировой. Но если бы я не знала, что это такое, подумала бы, что это кадр из фантастического фильма.

5058795612ab4

esbbest_05

Похоже, да?

Дальше перепост статьи о том, для чего их строили, как использовали и что с ними произошло в итоге. Много фоток, в том числе с большим разрешением.

Collapse )

цветная

Лебон Г., "Психология толп": Принципы Английского законотворчества

Занятные принципы английского консерватизма. Выделил жирным:

из «Review of Reviews» за декабрь 1894 года:


«Даже самые ярые враги аристократии не должны забывать, что Англия — самая демократическая страна на свете, где наиболее уважаются права личности и где личность пользуется наибольшей свободой».

Таким образом, тщательное сочинение конституции представляется совсем ненужным и бесполезным упражнением в риторике, так как время и нужда сами позаботятся о том, чтобы выработать подходящую форму конституции, если мы предоставим действовать этим двум факторам.

Именно так поступали англосаксы, как это мы узнаём от великого английского историка Маколея, слова которого, сказанные по этому поводу, следовало бы выучить наизусть всем политикам латинских стран, доказав, как много добра сделали законы, казавшиеся с точки зрения чистого разума собранием нелепостей и противоречий.

Маколей сравнивает разные конституции, погибшие во время волнений латинских народов Европы и Америки, с конституцией Англии и говорит, что эта последняя изменялась медленно, частями, под влиянием непосредственной нужды, но никогда не на основании спекулятивных рассуждений.

«Не заботиться о симметрии, — говорит Маколей, — но больше всего думать о пользе;
не отменять аномалий только на том основании, что это аномалии;
не вводить новое, пока не ощущается чувство неловкости, причем нововведения допускаются лишь постольку, поскольку они нужны для устранения этого чувства;
не переходить за пределы того частного случая, которому надо помочь,
— вот правила, которыми обыкновенно руководствовались наши 250 парламентов со времен Иоанна до эпохи Виктории».
цветная

нумерология

Видел сегодня праздничную надпись «9.5.45» — и меня торкнуло вдруг: ведь 9*5=45, и 45 это 4+5=9, да и 1945 это (1+9)+(4+5)=10+9=19 это 1+9=10 это 1+0=1 — в общем, с точки зрения нумерологии это,  должно быть, очень знаменательное сочетание цифр, и может быть кто-то специально подгадал дату победы?… а в ленте записей друзей рядом с этой у меня запись http://awas1952.livejournal.com/2206691.html , в которой сказано, что подписана капитуляция в 1:45 по московскому времени. Те же цифры опять! По местному времени в Потсдаме это 23:45, что тоже не только подряд идущие цифры, но и очередная пятерка: 2+3=5, 2+3+4+5=14, 1+4=5. Это заговор!